Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Цветная металлургия

Металлургическая промышленность России является в настоящее время одной из базовых отраслей экономики. Она входит в число мировых лидеров. Объемы производимой продукции позволяют полностью удовлетворять потребности отечественных предприятий и поставлять цветные металлы на мировые рынки. Сегодняшнее состояние отрасли явилось результатом ее многовекового развития.

1. ДОБЫЧА И ПРОИЗВОДСТВО ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ В ДРЕВНЕЙ РУСИ И МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ

Начало добычи и производства цветных металлов на территории, входившей в состав бывшей Российской Империи, относится к глубокой древности.

Упоминания о золоте и меди, об изобилии этих металлов в прикаспийских странах, а потом на территориях, расположенных к северу от Черного и Азовского морей и населенных скифскими племенами, встречаются в сочинениях историка Геродота (V в. до н.э.) и географа Страбона (I в. до н.э.)

Следы бывших древних разработок были найдены в целом ряде горных районов России - на Урале, Алтае, в Средней Азии, на Кавказе и в Закавказье.

Материалы о добыче цветных металлов на территории России в первые века н.э. очень скудны. Однако все же имеются сведения, что славяне, сменившие скифов в азово-черноморских степях, производили выплавку меди, а также вели ею меновую торговлю с болгарами, заселившими низовье Волги. Добыча меди и золота производилась в приазовском крае в Нагольном кряже (Донецкий бассейн). Кроме того, славяне получали медь для производства изделий с Урала и из Сибири.

В IX в. н.э. славяне были оттеснены из азово-черноморских районов азиатскими кочевниками, печенегами, половцами и лишились основных источников собственного сырья. Нужные металлы получали сначала из Византии, потом из Западной Европы.

При упадке горнодобывающей промышленности обработка цветных металлов не только сохранилась на прежнем уровне, но и получила дальнейшее развитие. Перелом в развитии горной промышленности цветных металлов на Руси наступает в конце XV в. с образованием Московского государства.

В связи с необходимостью укрепления молодого Московского государства значительно возросла потребность в цветных металлах, которые поставлялись из государств, находящихся в состоянии упорной борьбы с Москвой. Встал вопрос о собственных источниках сырья.

В 1491 г. Иван III послал грека Мануила вместе с русскими людьми в район Печоры, где были найдены значительные по тем временам залежи железной руды.

В то же время проводились поиски руд цветных и благородных металлов, которые продолжались и в последующие годы. Начиная со времен Ивана Грозного развивается система контролируемого государством горнорудного производства. Руководил им известный с 1584 г. Каменный приказ.

В первой четверти XVII в. (при Борисе Годунове, Михаиле Романове), когда в связи с войной с Польшей потребность в цветных металлах возросла, снаряжаются государственные экспедиции на Северную Двину, Казань, на Каму, на Югорский шар и Северный Урал.

В XVII в. один из иностранцев писал: "А в Московском государстве золота и серебра не родится, хотя и в хрониках пишут, что русская земля на золото и серебро урожайная, однако сыскать не могут, а когда сыщут, и то малое…"

На базе изысканий этих экспедиций в 1638-1640 гг. был построен первый казенный медеплавильный завод на р. Калькарке, притоке р. Камы. Примерно в то же время была найдена медная руда на р. Тагиле.

В 1653 г. строится второй казенный завод производительностью 6,5 т в Казани, третий завод был построен в Олонецком уезде (Карелия). Казенные заводы, однако, через несколько лет прекратили добычу из-за недостатка руды.

2. МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ XVIII В. УКАЗЫ ПЕТРА I. КАБИНЕТНАЯ СИСТЕМА

Новый перелом в развитии горной промышленности цветных металлов наступает при Петре I. В приказе от 1697 г. Казанскому воеводе князю Львову Петр I записывает: "медные руды искать с великим радением, чтобы завести медные заводы против прежнего...", расспрашивая "всяких чинов" людей про медную руду. Поисково-разведочные работы организуются в разных районах страны, в основном концентрируясь в районах Урала, а также Приуралья.

В 1697 г. полковником Лаврентием Нейтером на р. Выме недалеко от г. Кунгура было разведано медное месторождение. В 1701 г. были открыты богатые медные руды в Олонецкой губернии на р. Лососинке и построен Петровский медеплавильный завод, который действовал до 1735 г.

В течение 1701-1711 гг. в районе Екатеринбурга были выявлены месторождения меди на р. Уктусе, р. Полевой и в Гумешках. Рудники назывались Полевским и Гумешевским. На их базе были построены медеплавильные заводы. Открывателями этих месторождений были местные крестьяне Бабины.

В 1678 г. в Нерчинском районе Забайкалья разведываются богатые месторождения свинцово-серебряных руд. Грек Александр Левандиан 18 мая 1705 г. начал первую плавку и за месяц переплавил 254 пуда руды и получил 59 пудов свинца, 5 фунтов и 30 золотников серебра. Именно из Забайкалья в российскую казну поступили первые серебро и золото. Несмотря на эти успехи, потребность страны в значительной степени превышала их добычу, поэтому часть металла ввозилась из-за границы.

В начале XVIII в. издается ряд законодательных актов, имеющих целью привлечь частных предпринимателей к горному промыслу.

В развитии горнозаводской промышленности в первой четверти XVIII в. особое место занимает указ Петра I от 10 декабря 1719 г. об учреждении Берг-коллегиума для управления горнозаводскими предприятиями и о горной свободе.

Установление принципа горной свободы давало право "всем и каждому ... какого бы чина и достоинства не был во всяких местах как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякий металл и минералы". По этому указу для привлечения частных предпринимателей декретируется:

  • предоставление казенных земель на льготных условиях (с крестьянами) для нужд горной промышленности: "Получившему ... жалованную грамоту, на месте, где руда изобретена будет, 250 сажень долготы, 250 сажень ширины, отведено быть иметь...";

  • премии для лиц, обнаруживших руды, и ссуды для лиц, желающих построить заводы: "Кто ... похощеть завод

  • построить, тому дается из коллегии по доброте руд смотря, в займы денег на строение";

  • изъятие горных заводов из ведения местных властей (губернаторов, воевод) и подчинение непосредственно Берг-коллегиуму;

  • освобождение мастеровых людей горных заводов от воинской повинности и всяких налогов: "Мастеровые люди ... не токмо от поборов денежных, и солдатской и матрозской службы и всякой накладки освобождаются, но и за работу исправную зарплату получати будут";

  • разрешение на поиски, разведку, разработку полезных ископаемых в любых местах, в том числе и на землях частновладельческих: "Ежели владелец земли не имеет охоты сам строить заводы, то принужден будет терпеть, чтобы другие его землю, руды, минералы искать и раскапывать будут";

  • государственный контроль за деятельностью частных искателей и горнозаводчиков (через органы Берг-коллегиума), преимущественное право покупки металла казной: "... принадлежит Нам покупка золота, серебра, меди и селитры, на передь других купцов... А когда не будуть ... иметь денег, чтобы за готовое золото, серебро, медь и селитру в месяц заплатить ..., тогда ... промышленник оное волен продать, кому хочет".

Именно в XVIII в. Берг-коллегия, действовавшая в современном понимании на правах министерства геологии, горных дел и металлургии, благодаря огромным полномочиям, гибкой налоговой политике, системе поощрений и государственной поддержки предпринимателей сумела создать мощную по тем временам горно-добывающую промышленность и обеспечила интенсивное освоение Урала и Сибири.

Первым крупным предпринимателем, построившим на базе разведанных им месторождений рудники и заводы, был Никита Демидов. Со своим сыном Акинфием за период 1703-1729 гг он выстроил на Урале девять заводов. Кроме Демидовых становятся известны такие фамилии, как Строгановы, Вяземские, Осокины, Небогатовы, Турчаниновы.

Указом от 30 июня 1720 г. права и привилегии, данные русским частным лицам в целях привлечения иностранного капитала, распространяются и на иностранных предпринимателей.

Таким образом, к концу первой четверти XVIII в. добыча и производство цветных металлов (меди, свинца, серебра) значительно увеличиваются, причем производство меди целиком сосредоточивается на Урале, а свинца и серебра - в Нерчинском районе Забайкалья.

Вторая четверть XVIII в. характеризуется дальнейшим развитием добычи и производства цветных металлов, в основном по линии частного предпринимательства. В то же время в эксплуатацию вовлекается новый район - Рудный Алтай (медь, свинец, серебро, золото). Разрабатываются богатые окисленные руды с содержанием 10-20 % свинца, 5-12 % меди и от 250 до 860 г/т серебра.

В 1727 г. по указанию императора Петра II Государственный Тайный Совет издает "Манифест о поисках руд и строительстве в Сибири и в отдаленных местах заводов без позволения Берг-коллегии" (т.е. без получения лицензии в современном понимании). Манифест дополняет "Берг-Привилегиум" или, как его позднее стали называть, "Генеральная привилегия" Петра I. В нем разрешено "в Сибири за Тобольским и в Иркуцкой и Енисейской провинциях" свободное предпринимательство в горном деле с заменой разрешения Берг-коллегии на обычную регистрацию в местных воеводствах: свободная продажа всех без исключения металлов и сырья внутри страны; освобождение на 10 лет от уплаты налога в казну, который с петровских времен установлен в размере 10 % от прибыли; гарантия промышленникам, что ни у них, ни у их наследников рудники, заводы и промыслы отняты не будут. Плата за пользование частными землями заменяется свободным соглашением.

Сопоставление хозяйственной деятельности казенных и частных заводов показало, что частные заводы более выгодны для государства. Поэтому в 1739 г. издается указ о передаче казенных заводов в разные компании или партикулярным людям российским и иностранным. Императрица Анна Иоановна в 1739 г. в своем "Манифесте о Берг-регламенте" снижает плату за пользование частными землями с 1/32 (3,1 %) доли от прибыли до 2 %, разрешает органу управления недрами и горным делом (Берг-коллегии) "смотря по состоянию ... рудных мест и на употребляемое .... иждивение, такоже и ... прибыли ..." освобождать любые промыслы от налогов на срок от 3 до 4 лет. Кроме того, поручено в случае реализации крупных проектов выделять ссуду, "которую Нам возвратить.., когда заводчики будут в состоянии без помешательства рудокопного их произведения ... заплатить".

В конце второй четверти XVIII в. в цветной металлургии России зарождается новая форма собственности - так называемая кабинетная.

В 1747 г. выпускается указ, по которому алтайские предприятия внезапно умершего Акинфия Демидова предлагается "взять на нас". Это означало, что заводы Алтайского горного округа передаются в так называемый кабинет его Величества, т.е. в личную собственность царя. С этого момента наряду с казенными государственными рудниками и заводами, а также частными, интенсивно развивается "кабинетная" промышленность, сосредоточиваясь в двух районах, руды которых богаты содержащимися в них благородными металлами (особенно серебром). Это Рудный Алтай и Нерчинский округ Забайкалья.

Вторая половина XVIII в. характеризуется остановкой роста медной промышленности и развитием производства свинца, серебра, и в известной мере золота (Алтай, Нерчинский округ).

Выплавка меди в 1750 г. составляла 3 100 т, в 1800 г. - 2 900 т. Количество медных заводов снижается, они передаются в частные руки.Государство дает частным предпринимателям средства на постройку рудников и заводов, нарезает большие участки земли вокруг местностей, прикрепляет крестьян "навечно" в качестве рабочей силы. В то же время государство забирает у частных предприятий от 10 до 20 % выплавки в виде натурального налога на производство, 50-70 % государство покупает по твердой государственной цене. В 1775 г. свободная продажа меди отменяется.

Производство свинца составляет 100 т в середине века, 1 300 т к концу XVIII в.

Производство благородных металлов во второй половине XVIII в. увеличилось в 3-4 раза и составило к концу века по серебру 28,7 т, по золоту - 400 кг. Свинцово-серебряная промышленность базировалась на казенных, и особенно кабинетных, предприятиях.

3. РАЗВИТИЕ ЦВЕТНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ В XIX В.

С начала XIX в. в России начинает развиваться промышленный капитализм. Кроме этого, на развитии цветной металлургии благоприятно сказывается также присоединение в 1775 г. по третьему разделу Польши подольской территории с Верхнесилезскими свинцово-цинковыми месторождениями. В 1801 г. была присоединена Грузия с месторождениями медных руд. В 1809 г. Россия присоединяет Финляндию, на территории которой имелись месторождения медных и оловянных руд.

С конца XVIII в. Россия начинает освоение киргизских степей (степной Казахстан), богатых цветными и благородными металлами.

Государство широко поощряет в это время развитие частной инициативы. В 1838 г. было издано "Положение о частной золотопромышленности", по которому широко разрешалось производство золотого промысла в Западной и Восточной Сибири. В это же время в Киргизских степях (Центральный Казахстан) развивается сначала свинцово-сере-бряный, а затем и медный промысел.

Кабинетное хозяйство, которое не прогрессирует, все же сохраняет в первой половине XIX в. свои позиции.

Первая половина XIX в. была отмечена новым подъемом производства меди, крупным ростом производства золота, возникновением и развитием производства цинка в районе "царства" Польского. Среднегодовое производство цветных металлов в России в 1846-1850 гг. составило: медь - 5,1 тыс. т., свинец 0,8 тыс. т., цинк 2,6 тыс. т., серебро 15,4 т., золото 26,52 т.

В начале XIX в. начинается производство олова (Забайкалье, Финляндия).

В это время наблюдается избыток меди на внутреннем рынке. Россия выходит на рынки Западной Европы. Российские цены на медь были вдвое ниже, чем в Лондоне, например: в 1838 г. внутренние цены составляли 570 золотых рублей за тонну против 1 085 золотых рублей на внешнем рынке. Это было возможным благодаря низкому спросу в стране и даровому труду крепостных.

При наличии абсолютного роста производства цветных металлов в России ее доля в мировом производстве снижается. Одна из главных причин падения доли России - крепостное право, отсталые технологии.

В 1861 г. произошла отмена крепостного права. Вместе с тем стране были даны некоторые буржуазные свободы. После отмены крепостного права развитие промышленности пошло довольно быстро. Но выпуск средств производства рос значительно медленнее, чем выпуск предметов потребления. Медная промышленность развивалась крайне слабыми темпами, а свинцово-серебряная - частично деградировала.

Что касается роста производства цинка, он осуществлялся целиком за счет Польши.

Производство никеля и олова не имело регулярного характера и исчислялось в десятках тонн. Потребность страны покрывалась импортом. Единственная отрасль цветной металлургии, где имел место значительный рост добычи и производства, - золотоплатиновая промышленность. Алюминиевая промышленность отсутствовала.

Вторая половина XIX в. может быть охарактеризована в целом как период застоя в цветной металлургии.

4. ЦВЕТНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ В XX В.

С начала века до 1914-1917 гг. по меди и золоту наблюдается период крупного роста добычи и производства. По свинцово-цинковой промышленности продолжается период застоя.

Значительное развитие производства меди объясняется ростом внутренних потребностей (применение электричества, железнодорожное строительство), а также повышением таможенных пошлин с 2,5 до 5 руб. золотом за пуд. При этом технический уровень российских медных предприятий был значительно ниже зарубежного.

Золотодобывающая промышленность прогрессирует, однако методы добычи в основном примитивные. Свинцово-серебряная промышленность очень нестабильна.

В XX в. большинство предприятий отрасли сосредоточено на Урале, хотя такие территории, как Кавказ, Сибирь, Казахстан, а также входящая в состав Российской Империи Польша, тоже вносят значительный вклад в общеотраслевые объемы производства (табл. 9).

Предприятия по обработке цветных металлов были сосредоточены в центре России - Москве и Санкт-Петербурге.

Ассортимент медьперерабатывающих заводов был достаточно разнообразен: сплавы (латунь, золото, мельхиор), кабели, арматура, проволока, листы, трубы, разное литье, жесть, котлы, самовары, колокола...

Промышленность цветных металлов к началу первой мировой войны почти полностью находилась в руках иностранцев. Основная роль принадлежала английскому капиталу (112 из 184 млн руб. общих вложений), на втором месте - французский капитал (43,3 млн руб.), на третьем - бельгийский (9,6 млн руб.), на четвертом - германский (8,7 млн руб.)

В годы первой мировой войны в цветной металлургии России произошли неблагоприятные изменения. Польская цинковая промышленность оказалась в зоне военных действий, Дальний Восток испытывал финансовые и транспортные затруднения, добыча руд на Кавказе снизилась из-за затопления и обрушения подземных выработок в результате землетрясения.

Сокращение производства меди было вызвано общим расстройством экономики России во время войны (недостаток квалифицированной рабочей силы, транспортные проблемы и в связи с этим недостаток топлива). К 1916 г. стала сказываться изношенность оборудования и исчерпание запасов разведанных руд.

В 1917 г. цветная металлургия практически перестала существовать. В годы гражданской войны предприятия цветной металлургии пришли в упадок и прекратили работу. Их восстановление и строительство новых предприятий началось сразу же после окончания войны.

После 1917 г. цветной металлургии уделялось большое внимание как одной из важнейших отраслей промышленности.

Уже план ГОЭЛРО предусматривал увеличение выплавки меди за 10-15 лет до 80 тыс. т/г., производства алюминия - до 10 тыс. т/г., а также значительное увеличение добычи драгоценных металлов. Довоенный уровень производства цветных металлов был достигнут к 1929 г.

В декабре 1927 г. был принят первый пятилетний план. С 1928 г. началось его осуществление. За годы первых пятилеток были созданы новые подотрасли цветной металлургии: алюминиевая, никелевая, магниевая, вольфрамовая, твердых сплавов, редких металлов. Ранее существовавшие подотрасли: медная, свинцово-цинковая, производство благородных металлов - получили значительное развитие.

В 1930 г. начал действовать цинковый завод в г. Белово (Кузбасс), в 1931 г. - Красноуральский медеплавильный завод, в 1932 г. - первый в СССР алюминиевый завод - Волховский (Ленинградская область) на базе построенной в 1926 г. Волховской ГЭС, в 1933 г. - первый в СССР никелевый завод - Уфалейский (Урал), в 1934 г. - Чимкентский свинцовый завод (Южный Казахстан), в 1935 г. - Челябинский цинковый завод.

В то же время был построен Днепровский алюминиевый завод на базе Днепрогэса. Это был очень мощный для того времени завод. Его мощность равнялась десятой части всего мирового производства алюминия. В 1938 г. выдал первую медь Балхашский медеплавильный завод, начал действовать Южно-Уральский никелевый завод.

Перед самым началом второй мировой войны были введены в эксплуатацию комбинат "Североникель" (Мончегорск), Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат (Кабардино-Балкария) и многие другие предприятия. Цветная металлургия СССР вышла на одно из первых мест в мире. Появилась возможность полностью отказаться от ввоза алюминия, цинка и частично меди.

В годы Великой Отечественной войны цветной металлургии Советского Союза был нанесен огромный ущерб. Перестали действовать Днепровский и Волховский алюминиевые заводы, комбинат "Североникель", Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат, заводы "Электроцинк" и "Укрцинк", из-за эвакуации сократили свои мощности Кольчугинский и другие заводы по прокату и обработке цветных металлов. Эти предприятия выпускали более 50 % объема производства алюминия, цинка, никеля, магния, молибдена, вольфрама.

Новые мощности были созданы в Сибири, на Урале и в Казахстане, в том числе Норильский горно-металлургический комбинат, Новокузнецкий и Богословский (Урал) алюминиевые заводы. Было организовано производство циркониевых и ниобиевых концентратов.

После окончания войны цветная металлургия продолжала развиваться бурными темпами. Ранее существовавшие заводы были расширены или построены заново. В 1950 г. довоенный объем производства цветных и редких металлов был превзойден. В послевоенные годы начинает развиваться производство титана, германия, полупроводникового кремния, редкоземельных элементов.

За годы семилетки (1959-1965 гг.) производство цветных металлов увеличилось в 1,8 раза, с 1966-1970 гг. - еще на 52 %, в 1971-1975 гг. производство возросло в 1,32 раза ... Подобные результаты стали возможными на основе сочетания достижений отраслевой науки и приоритетного финансирования отрасли.

 5. ЦВЕТНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ КОНЦА ХХ ВЕКА

После 1992 г. цветная металлургия работала в условиях непрерывного спада производства. Особенно эта тенденция проявилась в 1993-1994 гг., когда впервые сложилась ситуация, при которой на внутренний рынок России стало поступать металлов значительно меньше, чем поставляться на экспорт. Внутреннее потребление первичного алюминия с 1991 по 1995 гг. снизилось в 3,1 раза, рафинированной меди - в 3, свинца и цинка - в 2,8 раза, никеля - в 5,5, олова - в 4,3, титана - в 6,4, вольфрамовых и молибденовых концентратов - в 5,3 раза.

Падение внутреннего спроса практически на все цветные металлы было обусловлено прежде всего глубоким спадом промышленного производства в основных отраслях-потребителях, главными из которых являются машиностроение и ВПК (на их долю приходилось более 75 % общего потребления). Значительное снижение потребления цветных металлов имело место в радиоэлектронной, электротехнической и автомобильной промышленности, что связано с насыщением внутреннего рынка более качественной импортной продукцией (автомобилями, радио- и телеприемниками, видеотехникой и другими товарами).

Снижение спроса в некоторой степени определило падение производства. Однако спад производства был меньше, чем спад потребления на внутреннем рынке. Темпы падения производства были ниже падения спроса, потому что возросли поставки металлов на внешний рынок.

Несмотря на спад производства, Россия продолжала играть значительную роль в мировой торговле цветными металлами. Ее доля в мировом экспорте цветных металлов возросла с 7 % в 1991 г. до 20,5 % в 1995 г.

Рост экспортных поставок воспрепятствовал более глубокому спаду производства в цветной металлургии, однако экспорт носил сырьевой характер. На внешние рынки поставлялись в основном первичные металлы и концентраты, а не продукция повышенной технической готовности (прокат, профили, готовые изделия), что резко снижало эффективность экспорта.

Несмотря на негативные тенденции начала 90-х гг., цветная металлургия стала одной из немногих отраслей промышленности, довольно успешно приспособившихся к рыночным условиям. Причиной тому явилась переориентация на экспорт в условиях резкого спада потребления металлов внутри страны. Экспортная ориентация позволила в наиболее тяжелый период перехода к рынку сохранить производственный потенциал и кадры. Рост экспорта на фоне снижения внутреннего потребления увеличил зависимость от мировой экономики.

Удельный вес металлургического комплекса в общем объеме промышленного производства в 2000 г. превысил 16,4 %. В том числе на долю цветной металлургии пришлось 8,7 % от общего объема промышленного производства.

Металлургический комплекс России является экспортно-ориенти-рованной отраслью промышленности. В 2000 г. за рубеж было поставлено 58,6 % произведенной металлургической продукции. При этом удельный вес экспорта цветных металлов и изделий из них в объеме их производства составил 56 %. Несмотря на относительное благополучие, существуют проблемы, которые могут значительно снизить рентабельность, отрасли:

Рост цен на продукцию естественных монополий: электроэнергию, природный газ, транспортные услуги.
Зависимость от уровня мировых цен на металлы. В 2001 г. отрасль испытала настоящий шок, вызванный падением мировых цен на все основные наименования экспорта продукции цветной металлургии. Так, только в четвертом квартале 2001 г. по сравнению с четвертым кварталом 2000 г. цены снизились на никель (на 33 %), кобальт (40 %), цинк (29 %), олово (26 %), медь (24 %), алюминий (14 %), магний (11 %) и хром металлический (7 %).

Постепенное приближение паритета покупательной способности рубля к его обменному курсу. Одним из следствий этого процесса является рост издержек производства металлопродукции в долларовом исчислении, что приводит к снижению рентабельности ее экспорта.

Нарастание износа основных фондов металлургии из-за многолетнего недоинвестирования отрасли. Сохранение этой тенденции приведет не только к дальнейшему росту затрат на поддержание оборудования в рабочем состоянии, но и к увеличению технологического отставания отечественного металлургического производства от западного. Как следствие, за рубежом российским металлургам будет все труднее конкурировать на наиболее прибыльных рынках высокотехнологичной продукции, и их будут все больше вытеснять в сферу ресурсоемкого и экологически напряженного производства первичных продуктов и полуфабрикатов. Из общего объема капиталовложений в экономику на долю цветной металлургии в 2000 г. приходится 3 %.

Несбалансированность подотраслей и отдельных переделов, вызванная отсутствием эффективных экономических связей между странами СНГ.

Неблагоприятная экологическая обстановка в зонах действия металлургической промышленности.
Градообразующая роль большинства предприятий.

Недостаток финансовых ресурсов - собственных оборотных средств и капиталовложений.

Сдерживающим фактором в развитии цветной металлургии является тяжелое положение рудной базы, недостаток сырья и высокий удельный вес его импорта, особенно в алюминиевой промышленности.

Черная металлургия

1. СТАНОВЛЕНИЕ МЕТАЛЛУРГИИ

На рубеже III - II тысячелетий до н.э. на территории Восточной Европы поселились предки славян, примерно тогда же начался бронзовый век. В те времена у племён стали появляться металлические орудия труда и оружие, что обусловило быстрое развитие племён и их разделение. Позже 400г.) славяне научились делать железо, что резко повысило эффективность земледелия, появились железные топоры, плуги и серпы. Тульский металл, его прошлое и настоящее - стержневой сюжет истории Тулы, а во многом и Тульского края. Недалеко от Тулы голландский купец Андрей Виниус в 30-х гг. 17 в. построил Городищенские (Тульские) доменные и железоделательные вододействующие заводы, ставшие колыбелью отечественной доменной металлургии, школой первых русских металлургов-доменщиков, распространивших со временем свое мастерство по всей России. В Туле центром металлопромышленности была казенная Кузнецкая слобода (позднее называвшаяся также Оружейной), основание которой обычно связывают с указом царя Федора Иоанновича 1595 года. Главным занятием для большинства ее жителей было изготовление оружия для казны. Впрочем, далеко не для всех. По неполным данным, в середине 40-х гг. 18 века 89 тульских оружейников числились в так называемых "промышленниках". Те из них, которых называли "железного дела промышленниками", владели "ручными железными заводами": мастерскими с сыродутными горнами для получения железных криц - сырья для переработки в "дельное" железо и уклад (дешевые сорта стали). При археологических исследованиях Кузнецкой слободы неоднократно выявляли следы их деятельности: продукцию (обычно отходы) производства, обломки сопел, через которые в горны вдувался воздух и т.д. Промышленники наиболее состоятельные и удачливые выбивались в настоящие "заводчики": становились владельцами вододействующих доменных, передельных железоделательных (так называемых "молотовых") и медеплавильных заводов-мануфактур в Тульском крае и за его пределами. Более всех из их числа известны Демидовы. Прибавим к ним Красильниковых, Ареховых, три ветви рода Баташевых, две - Мосоловых. По некоторым сведениям тульский оружейник Иван Тимофеевич Баташев (?-не ран.1734) начинал карьеру приказчиком Никиты Демидова (1656-1725). К постройке своего первого вододействующего завода на р.Тулице он приступил в 1716 г. и уже в 1717 закончил ее. За ним последовал Медынский (Грязненский) завод: в 1728 г. было пущено молотовое производство, в 1730 - домна. Особенно успешно хозяйство Баташевых развивалось во 2 половине 18 в. при внуках основателя Андрее (ок.1730-1799) и Иване (ок.1733-1821) Родионовичах. На протяжении 18 в. Баташевы этой линии рода владели 18 заводами, из которых 14 построили сами. Они явились основателями Приокского горно-металлургического района, включавшего территории пяти губерний. На рубеже 18 и 19 вв. каждый девятый пуд российского чугуна был баташевским. Писцовая книга 1587-1589 гг. при описании торговых мест тульского посада упоминает 11 лавок, торговавших железом и железными изделиями. Не вызывает сомнения, что уже в это время часть "железного товара" была местного происхождения. Основными районами производства железа в Московском государстве в 16-17 вв. были Северо-Западная и Центральная Россия. В центральной зоне выделялись три района: расположенный к югу от Москвы Серпуховско-Тульский, к юго-востоку - Нижегородский и к северо-востоку - Ярославский. Район Серпуховско-Тульский включал территорию уездов Серпуховского, Тульского, Каширского, Алексинского, Дедиловского и Крапивенского. За исключением Серпуховского, все они входили позднее в состав Тульской губернии. Связи большинства из них с железоделательной промышленностью прослеживаются уже с 16 в. Как правило, вовлеченные в металлургическое производство, территории совпадали с местами рудодобычи. Так, в Дедиловском уезде в 5 верстах от города на р. Олень (Оленье) существовала гора, тянувшаяся вдоль реки на полверсты (около 500 м), поперек на 200 сажень. (около 430 м), известная как место добычи руды из документа 1662 г. По словам ровщиков (рудокопов), "в том месте зачели тое руду копать тому многие годы", т.е. задолго до начала 60-х гг. 17 в. Другой район рудодобычи, обеспечивавший домников Тульского уезда, находился в 10-15 верстах от Тулы в Малиновой засеке. Особенно интенсивно его месторождения эксплуатировались в 18 в.

Формирование и эволюцию «системы» невозможно представить без горных деятелей высшего и среднего звена управления: Главных и горных начальников. Среди них были яркие и неор¬динарные личности, деятельность которых приносила колоритные оттенки в функционирование органов управления. Такие как В.Н. Татищев, В.И. Геннин, Г.С. Качка, М.Ф. Соймонов, А.С. Ярцов и другие. Они сыграли значительную роль в развитии горнозаводских регионов. Личностный подход открывает новые возможности при анализе деятельности отдельного главного (горного) начальника и эволюцию воззрений каждого из них на функционирование системы управления.

2. РАЗВИТИЕ МЕТАЛЛУРГИИ В XVIII-XIX ВЕКАХ.

В исторической литературе возникновение системы управления горнозаводской промышленностью России связывают с учреждением в 1700 г. Приказа рудокопных дел. Но это не совсем так. Создание приказа необходимо рассматривать как возникновение еще одного органа территориального управления, отвечающего за разведку месторождений полезных ископаемых, строительство заводов в пределах московского района – основного в то время. Вместе с тем появление Приказа рудокопных дел отражало характер наступившей эпохи: для ведения боевых действий необходимо было все большее количество металла, а его производство без предварительной разработки месторождений было невозможно.

Созданные в конце XVII – начале XVIII века новые приказы мало чем отличались от существовавших ранее как в принципе организации, так и функционирования, оставаясь плодом прошедшей эпохи. Поэтому создание Приказа рудокопных дел не привело к централизации управления горнозаводской промышленностью (да и не могло привести), так как это было заложено в основу приказной системы управления. Поэтому возникшие в начале XVIII века горные заводы на Урале находились в подчинении Сибирского приказа, в Карелии – Новгородского, а не Приказа рудокопных дел.

В XVIII в., после преобразований Петра I, Россия вышла на первое место в мире по выплавке чугуна, давая свыше трети мирового его производства. Значительную часть чугуна и железа (30-80%) Россия вывозила за границу, главным образом в Англию, где недостаток древесины резко ограничивал выплавку чугуна. Неисчерпаемые запасы древесного топлива и дешевый, в значительной части крепостной, труд составляли в то время преимущества России в производстве черных металлов. Главным металлургическим районом был Урал.

На протяжении XVIII в. частным промышленникам принадлежало 253 завода, из которых 227 они построили сами и 26 получили от казны.

Число частных заводов увеличивалось из десятилетия в десятилетие, но не с одинаковой интенсивностью – в течение первых двух и последних двух десятилетий XVIII в. строительство предприятий протекало медленно: за эти 40 лет их было введено в строй только 38. Бурный подъем промышленности падает на 1740-1760-е гг. За эти 30 лет частная металлургия пополнилась 125 вновь построенными предприятиями, а вместе с полученными от казны это составит 147 предприятий. Таким образом, за 30 лет наиболее интенсивного развития металлургии России было сооружено 55% заводов, построенных на протяжении всего столетия.

На Урале и в Сибири за столетие было построено заводов в два раза больше, чем в Европейской России. Если учесть заводы, значившиеся в числе действующих к концу XVIII в., то на Урале их было больше в три раза, чем в Европейской России.

При Екатерине II, в ответ на выступление Е.И. Пугачева, правительство провело реформу местного управления. В результате увеличилось число губерний, а также произошла унификация управления в центре и на окраинах. Она сопровождалась децентрализацией управления и передачей части функций центральных органов власти на места. В губерниях были созданы Казенные палаты. С их появлением отпала необходимость в центральном органе управления горнозаводской промышленностью – Берг-коллегии, поэтому в 1784 г. она была закрыта .

Переход горных заводов под управление Горных экспедиций при Казенных палатах привел к тому, что знатоки горного дела почти все оставили заводы. В результате специалистов не из кого стало назначать. Поэтому на эти должности определяли унтершихтмейстеров – людей без званий, воспитания и опыта. Кроме того, управители не имели самостоятельности, а должны были обращаться за разрешением в Казенные палаты по любому случаю, «отчего замедлялся ход заводских дел».

Статистический материал о металлургии России помогает обосновать вывод о переломе в развитии экономики страны, наступившем в середине XVIII в. Это наблюдение подтверждается не только числом построенных заводов, количеством выплавленного металла, но и притоком новых промышленников в металлургию.

Максимальный приток промышленников падает тоже на середину столетия – 1740-1760-е годы. Наличие серьезных сдвигов в экономике страны в это время подтверждается как вовлечением купеческих капиталов в металлургию, так и ростом дворянского предпринимательства.

История формирования промышленных хозяйств свидетельствует о громадной концентрации производства в руках немногих династий. Шести фамилиям промышленников к концу столетия принадлежало 94 действующих предприятия. Если учесть, что к 1800 г. русская металлургия насчитывала 167 вододействующих заводов, то доля шести фамилий составляла 57%. Производительность их предприятий вполне соответствовала отмеченному выше удельному весу. Так, в 1800 г. заводы четырех фамилий заводовладельцев (Демидовы, Яковлевы, Баташовы и Мосоловы) выковывали половину железа, производившегося в России (3 160 млн. пуд, из 6 154 млн. пуд.).

В XIX в. Россия отстала по выплавке чугуна сначала от Англии, а затем и от Франции, Германии, Соединенных штатов Америки и даже от Бельгии. В 1885 г. удельный вес России в мировом производстве чугуна составлял только 2,7%. Импорт чугуна в Россию достигал 50% от внутреннего его производства. Но в конце XIX в., вместе с развитием капиталистических отношений в стране, развитие горной промышленности пошло в России быстрее, чем в Западной Европе, отчасти даже быстрее чем в Северной Америке. За период 1885-1900 гг. выплавка чугуна в России (в границах того времени) увеличилась с 527 до 2934 тыс. т. в год, а удельный вес ее в мировой выплавке чугуна возрос до 7,2%, и она заняла четвертое место в мире. При этом Урал с его сильными пережитками крепостничества уступил место Югу, развивающемуся на капиталистических началах с значительным притоком иностранных капиталов.

Рационализация производства осуществлялась крайне медленными темпами и не могла преодолеть полностью технической отсталости уральской промышленности. Главной преградой на этом пути была частная собственность. Так, рудные богатства горы Благодати до революции были поделены между несколькими владельцами. Каждый из них выбирал руду повыгоднее и подешевле, а менее качественные руды попадали в отвалы. Последние настолько разрослись, что не давали возможности вести добычу новых руд. Однако строительство обогатительной фабрики не сулило горнозаводчикам больших прибылей, да и сговориться они толком не могли. Только в 1916 г. были сделаны первые попытки в разрешении этого вопроса.

3. РАЗВИТИЕ МЕТАЛЛУРГИИ В XX ВЕКЕ.

В течение первого десятилетия XX в. рост черной металлургии России замедлился вследствие экономических кризисов, а отчасти в связи с образованием монополий в горно-заводской промышленности России, политика которых привела к разорению слабых предприятий, закрытию десятков заводов, к сокращению производственной мощности черной металлургии.

По производству черных металлов Россия занимала перед первой мировой войной пятое место в мире. Производство чугуна в России на душу населения было меньше, чем в США в 11 раз, в Германии в 8 раз и в Англии в 6 раз. Уровень производства металла не соответствовал размерам страны, количеству ее населения и богатейшим природным ресурсам.

Отставание русской металлургии от развития металлургии в других странах было вызвано наличием в России огромной резервной армии труда, безграничным предложением дешевой рабочей силы, вследствие чего капиталистам было невыгодно механизировать производственные процессы в черной металлургии. Поэтому, иностранные капиталисты при строительстве металлургических заводов на Юге России хотя и ориентировались на зарубежные технические достижения, однако механизацию применяли лишь в тех случаях, когда ручной труд был недостаточен для обслуживания производственных процессов. К тому же уральская металлургия сохранялась как древесноугольная, с ее малыми доменными печами и малой производительностью заводов. Свыше 70% доменных печей имели полезный объем до 300 куб. м. Мартеновские печи были малого тоннажа (в среднем 25-30 т) и работали большей частью на низкокалорийном топливе. Средняя годовая производительность заводов чугуна составляла около 60 тыс. т, доменной печи 24,5 тыс. т. чугуна, мартеновской печи – 14,3 тыс. т. стали, прокатного стана – около 12 тыс. т. проката. Крупнейшие заводы Юга выплавляли лишь 200-400 тыс. т. чугуна в год.

Низкий уровень производства в черной металлургии России особенно очевиден, если учесть, что к началу шестой пятилетки среднегодовая выплавка чугуна на 1 доменную печь в СССР была в 13 раз, а выплавка стали на 1 мартеновскую печь – почти в 6 раз выше, чем в 1913 г. Низкая выплавка чугуна на 1 доменную печь в 1913 г. объясняется нет только малыми размерами, но и плохим их использованием (коэффициент использования полезного объема составлял в 1913 г. – 2,3, т.е. почти в 3 раза хуже, чем в 1955 г.). Примерно то же относится и к производству стали.

Качественной стали производилось всего несколько десятков тысяч тонн (главным образом, углеродистой стали). Потребность в специальных сталях удовлетворялась почти целиком импортом. Выплавка стали в электрических печах только начиналась (1913 г. – 3,5 тыс. т.) Из ферросплавов выплавляли только доменные – ферромарганец, зеркальный чугун, низкопроцентный ферросилиций. Производство электроферросплавов в незначительных количествах началось на Урале лишь перед самой войной.

Условия труда на заводах черной металлургии в дореволюционной России были крайне тяжелыми: разгрузка сырья и топлива на складах, загрузка доменных печей, уборка чугуна и шлака, пробивка и забивка чугунных и шлаковых леток, разделка сортировка металлического лома, подача твердой шихты и завалка ее в сталеплавильные печи, подготовка канав для разливки стали в слитки, обслуживание нагревательных печей и прокатных станов – все это требовало тяжелого физического труда.

Первая мировая война еще более ухудшила условия работы на заводах черной металлургии, так как подготовка к войне и ее проведение отвлекала силы и средства, необходимые для капитальных ремонтов оборудования, а также вследствие оторванности России от стран Западной Европы, снабжавших русские металлургические заводы основным оборудованием.

Большой ущерб металлургии был нанесен также мобилизацией в армию квалифицированных рабочих в первый год войны. Отрицательное влияние на металлургию оказала общая хозяйственная разруха в связи с затянувшейся войной, особенно разруха на железнодорожном транспорте, сокращение добычи топлива и продовольственный кризис. Вследствие этих причин выплавка чугуна после начала войны заметно снизилась, а в производстве стали и проката наблюдалось чередование небольших подъемов и глубоких спадов.

Октябрьская революция открыла для России новые пути социального переустройства и экономического прогресса. Однако в первые годы Советской власти в связи с сопротивлением внешних и внутренних реакционных сил, гражданской войной, блокадой и интервенцией положение всей промышленности, и особенно черной металлургии было тяжелым, так как вооруженная борьба захватила основные металлургические районы страны – Юг и Урал. Вновь создаваемый аппарат не имел опыта в руководстве хозяйством, в стране наступил продовольственный кризис

Наибольшее падение производства было на Юге. Это объясняется тем, что на Юге шахты и рудники были затоплены, железнодорожный транспорт парализован. Металлургия Центра и Урала, работающая на древесном топливе, с примитивными способами добычи железной руды и при широком использовании гужевого транспорта в 20-е годы зависела главным образом от выделения для заводов продовольственных и фуражных ресурсов. Таким образом, после окончания гражданской войны и интервенции приходилось начинать восстановление черной металлургии от неслыханно низкого уровня, значительно отстающего от уровня всей крупной промышленности, продукция которой в 1920 г. составляла 13,8% от 1913 г.

Низкий уровень промышленности, особенно черной металлургии, являющейся основой промышленного развития, требовал принятия срочных и эффективных мер для восстановления всего разрушенного хозяйства страны.

Развитие Урала после Октябрьской революции имело свои особенности и трудности, обусловленные его исторической эволюцией.

На протяжении периода с 1917-1925 гг. Урал являлся основной базой, снабжающей страну черным металлом.

Горнозаводчики Урала с первых после революционных дней выступали против всех мероприятий Советской власти. В результате саботажа в конце 1917 - начале 1918 г. на Урале сложилось чрезвычайно тяжелое положение.

В конце января 1918 года была принята «Инструкция по организации управления национализированными заводами Урала», в которой предусматривалось, что все бывшие казенные и национализированные – бывшие частные – заводы образуют один областной трест «как организацию производства» и один синдикат «как организацию продажи и сбыта». III областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов утвердил деловые советы как обязательный образец для управления всеми национализированными заводами Урала.

К концу февраля 1918 г. в руки пролетарской власти на Урале перешли 8 горнозаводских округов (36 предприятий черной металлургии) и бывшие казенные металлургические заводы Урала. Накануне первой мировой войны эти заводы производили 39,6 млн. пуд. чугуна и 24,6 млн. пуд. проката, или соответственно 70 и 65% общеуральского производства.

С февраля 1918 г. происходят изменения в условиях национализации уральской промышленности. Организация действенного контроля на заводах и появление нового, общественного сектора в промышленности в значительной мере парализовали саботаж горнозаводчиков Урала, что привело к значительному изменению форм и методов национализации промышленности на Урале.

К апрелю 1918 года в ведении Областного правления национализированных предприятий Урала находилось 13 бывших казенных и 53 бывших частных, национализированных заводов металлургической промышленности Урала (всего 66 заводов). Не были национализированы еще 34 завода. Процесс национализации закончился к августу 1918 г.

Следующей важной задачей явилось формирование аппарата управления промышленностью. В 1918 г. основными органами управления промышленностью на Урале были Областное правление национализированных предприятий Урала и деловые советы округов и заводов.

К компетенции Областного правления относились организация управления и руководство производством, координирование деятельности округов и заводов.

Правление определяло объем производства, устанавливало виды производимой продукции, изыскивало источники финансирования, регулировало сбыт. Областное правление получило право утверждать составы деловых советов.

Деловые советы заводов избирались на общезаводских собраниях. Было установлено общее соотношение членов этих органов управления: 2/3 от рабочих и 1/3 от служащих и инженерно-технического персонала.

Новые органы управления стали проводить планомерную работу по преодолению разрухи, демобилизации промышленности.

Первоначальное отсутствие средств мешало осуществлению этих задач. В конце 1917 года Совнарком принял решение о порядке финансирования Уральского района. Открываемой вновь Екатеринбургской конторе немедленно выделялись значительные средства до 500 млн. руб. Эти ассигнования дали уральским областным органам известные оборотные средства. Органы Советской власти были вынуждены финансировать в это время и ненационализированные предприятия.

Несмотря на принятые меры, финансовое положение Урала было довольно тяжелым. В январе 1918 года уральская промышленность получила только 31% требуемых средств.

Помимо получения средств от государства использовались и внутренние ресурсы: практиковался залог металлов и продажа изделий на рынке, а иногда – обложение местной буржуазии налогом.

Финансирование национализированных предприятий Урала должно было обеспечить демобилизацию промышленности и перестройку ее на производство мирной продукции. Особые трудности возникали при демобилизации металлообрабатывающих заводов. За годы войны количество рабочих на этих заводах значительно увеличилось и демобилизация промышленности в значительной степени должна была учитывать необходимость предотвращения безработицы.

К концу марта 1918 года производство вооружения прекратилось почти на всех заводах, правда, на этой стадии демобилизация ограничивалась простым закрытием цехов. В конце апреля на некоторых заводах рассматривалась возможность выпуска оборудования для железных дорог. Важную роль в демобилизации промышленности играло обслуживание нужд сельского хозяйства.

Наряду с переоборудованием старых заводов ставились задачи по организации новых производств. Областная конференция фабзавкомов приняла решения о строительстве новых заводов.

Плодотворная работа по восстановлению и организации деятельности металлургических заводов Урала стала приносить некоторые результаты. Конечно, невозможно было преодолеть влияние разрухи за несколько месяцев.

Непосредственными причинами некоторого сокращения металлургического производства явились недостаток горючего, уменьшение количества доставляемых на заводы материалов и др.

Уменьшение выплавки чугуна отразилось на производстве стали и прокатных изделий. На состояние прокатного производства существенное влияние оказывала также и перестройка его на мирные виды продукции.

Огромный ущерб нанесла деятельность белогвардейцев рабочим кадрам уральской металлургии. Тысячи из них стали жертвами колчаковцев. Часть рабочих ушла с производства. При отступлении белые угнали с собой большую часть инженерно-технического персонала и других квалифицированных работников различных специальностей.

При отступлении колчаковцы портили и увозили с собой оборудование, части машин, станков и т.п. Они затопляли угольные шахты, рудники, выводили из строя насосы и т.д.

Общая сумма ущерба, причиненного крупной промышленности Урала оценивалось более чем в 80 млн. золотых рублей, причем более половины составляли убытки заводов черной металлургии.

По размерам выплавки чугуна Урал был отброшен к уровню 70-х годов 18 века. Почти такое же положение сложилось и в производстве стали и проката. Характерным явлением того времени стал хронический простой оборудования, сокращение его производительности.

Эксплуатация большинства заводов в этих тяжелых условиях заставила поставить по новому вопросы организации производства.

Предусматривался переход уральской металлургии на минеральное топливо.

В 1920 году когда металлургия Украины еще только возобновляла свою деятельность, Урал стал основной базой производства черного металла в Республике.

К началу 1922 года перед промышленностью страны была поставлена задача завершить комплекс первоначальных преобразований, который складывался при проведении нэпа. Переход к трестовской форме организации и на начала хозрасчета, участие промышленности в овладении и регулировании рынком и денежным обращением являлись важнейшими звеньями перестройки промышленности на основании принципов НЭПа.

В 1920-1921 гг. выполнение планов восстановления металлургического производства затруднялось из-за отсутствия топлива, сырья и продовольствия, то с 1922 г. наметился в этом деле определенный перелом. Восстановительные работы прежде всего проводились на наиболее сохранившихся предприятиях. Отсутствие в стране производства металлургического оборудования заставило идти на крайние меры и перебрасывать с одних заводов (намеченных к ликвидации, а также с заводов, пуск которых намечался позднее) на другие не только материалы, но и оборудование – воздуховики, котлы, краны, станки, электомотры. В подобной обстановке трудно было думать о повышении технического уровня восстанавливаемых заводов, однако по мере возможности капитальные ремонты агрегатов сопровождались отдельными техническими усовершенствованиями. Так, некоторые доменные и мартеновские печи перестраивались на больший объем и тоннаж, улучшались профили доменных печей.

Реконструкция действующих заводов способствовала быстрому увеличению производства при минимальных капитальных затратах, а также снижению издержек производства и себестоимости металла на старых заводах.

Основные пути реконструкции южной металлургии были определены в постановлении ЦК ВКП(б) о «Югостали» (август 1929 г.); они сводились к следующему:

  1. полное использование старого, пригодного для работы оборудования;

  2. отбор лучших действующих заводов для ускорения их развития;

  3. восстановление топливной и сырьевой базы, рациональная подготовка плавильных материалов.

Это постановление охватывало все стороны плана развития металлургии на Юге страны – разработку проектов реконструкции заводов, обеспечение сырьем, организацию производства, снижение себестоимости продукции, жилищно-бытовые вопросы и вопросы охраны труда.

Получение в годы первой пятилетки качественной стали в электрических печах было трудно осуществить в условиях острого дефицита электроэнергии, а освоение массового производства качественной стали в основных мартеновских печах требовало много времени, тогда как развивающиеся новые отрасли машиностроения, в частности автотракторная, авиационная и оборонная промышленность, требовали увеличения выпуска специальной стали.

Запроектированные в 1927-1928 гг. заводы находились на уровне лучших заводов Западной Европы, но сильно отставали от последних достижений американской техники. Так, например, Магнитогорский завод должен был строиться на мощность 660 тыс. т. чугуна в год, Кузнецкий - 330 тыс. т. Отсталость этих проектов ясна хотя бы из того, что в конце 70-х одна доменная печь Магнитогорского завода давала примерно столько чугуна, сколько должен был давать весь этот завод по его первоначальному проекту.

Удельный вес новых заводов в продукции черной металлургии в 1932 г. Составил 23,4%. Строительство таких заводов, как «Азовсталь», Ново-Тульский и Ново-Липецкий доменные заводы, трубопрокатный завод в Никополе было дополнительно включено в первый пятилетний план после его утверждения.

Согласно второму пятилетнему плану народного хозяйства СССР на 1933-1937 гг. металлургия должна была увеличить выплавку чугуна за пятилетие в 2,6 раза (16 млн. т.), стали – в 2,9 раза (17 млн. т.) и производство проката – в 3 раза (13 млн. т.).

Задания второго пятилетнего плана по производству стали и проката были выполнены (по стали - с превышением 4%). Выплавка чугуна была ниже на 1,5 млн. т, в связи с широким использованием металлического лома и установлением более целесообразных соотношений между производством стали и чугуна.

На основе обновления производственного аппарата черной металлургии и успешного освоения новой техники производства были достигнуты значительные сдвиги в области производительности труда. Так, если за первое пятилетие производительность труда в черной металлургии возросла в среднем по сравнению с 1927-1928 гг. на 34,5%, то за второе пятилетие она увеличилась почти в 2,3 раза (на 126,3%).

По техническому уровню черная металлургия СССР вышла на передовые позиции в мире, а по размерам производства чугуна, стали и проката она заняла третье место (после США и Германии).

За три года третьей пятилетки выплавка чугуна и стали увеличилась только на 3%, тогда как за пять лет она должна была возрасти на 52% по чугуну и на 58% по стали.

Следует так же отметить снижение качества работы заводов черной металлургии в 1938-1939 гг. вследствие ослабления технического руководства.

В период войны огромное значение имел ускоренный подъем производства металла на Востоке.

К началу войны в восточных районах Советского Союза уже имелась черная металлургия, превосходящая по своей мощности всю металлургию царской России и совершенно несопоставимая с последней по своему техническому уровню и качеству продукции.

В марте 1946 г. был принят закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства Союза ССР на 1946-1950 гг., согласно которому вся промышленность СССР должна быть восстановлена и должна превзойти уровень 1940 г. Эта задача была успешно выполнена, в том числе и по черной металлургии. Довоенный уровень выплавки чугуна был восстановлен за 4 года, а стали – за 3 года. Вместе с работами, выполненными еще в период войны, весь восстановительный период в черной металлургии занял всего лишь 5-6 лет, тогда как после первой мировой и гражданской войн он продолжался 8 лет.

Сравнение показателей производства металла в 1950 г. с заданиями третьего пятилетнего плана на 1942 г. показывает, что война затормозила развитие черной металлургии СССР на восемь лет.

За годы четвертой пятилетки, в соответствии с директивами четвертого пятилетнего плана, были выполнены большие геологоразведочные работы, с целью расширения сырьевой базы черной металлургии, особенно в восточных районах.

Планом четвертой пятилетки предусматривалось дальнейшее развитие черной металлургии на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе увеличение мощности Магнитогорского, Ново-Тагильского и Челябинского заводов, завершение строительства завода природнолегированного металла в Орске.

Директивами XIX съезда партии было предусмотрено увеличение производства за пятое пятилетие: по чугуну – на 76%, по стали – на 62% и по прокату – на 64%. Планом было предусмотрено опережение прироста выплавки чугуна в связи с использованием ресурсов военного металлолома и создавшимися за предшествующий период чрезмерным разрывом между выплавкой чугуна и выплавкой стали.

Такой путь увеличения мощности черной металлургии достигается с меньшими затратами и сроками строительства.

В строй действующих предприятий вступил Череповецкий завод и Орско-Халиловский комбинат. В конце пятилетки вступил в действие первые агрегаты Грузинского металлургического завода и трубного завода в Азербайджане.

План пятого пятилетия был выполнен с превышением по стали и прокату при невыполнении при недовыполнении на 0,5 млн. т. по чугуну. Рост производства чугуна сдерживался значительным отставанием капитального строительства и некоторым ухудшением качества сырых материалов (по содержанию железа).

В шестом пятилетии черной металлургии СССР значительно увеличило производство металла и довело выплавку чугуна примерно до 53 млн. т., стали до 68, 3 млн. т. и проката до 52,7 млн. т.

Период с 1960-х годов и до начала 1990 характеризовался достаточно стабильным развитием металлургической отрасли. Здесь, конечно, существовало множество проблем, связанными как с экономической политикой государственных органов власти, так и в целом идеологической и политической ситуацией в стране. Но металлургия все время оставалась одной из важнейших отраслей промышленности и всегда пользовалась государственной поддержкой. В целом можно сказать, что, несмотря на неоднозначные оценки деятельности Советской власти, она для металлурги страны сделала очень многое, выведя ее на совершенно новый уровень.

Распад СССР оказал на металлургическое производство, как и на все другие сферы деятельности, крайне негативное воздействие. Данное время характеризовалась значительным падением производства по разным областям и видам производства от 10 до 60% и нарушением экономических и финансовых связей. Но металлургия продолжа жить, часто давая людям единственную возможность работать и зарабатывать в это трудное время.

4. НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

В настоящее время главной целью развития металлургической промышленности России является превращение отрасли в динамично развивающуюся, высокотехнологичную, эффективную и конкурентоспособную отрасль, интегрированную в мировую металлургию в рамках международного разделения труда. Развитие металлургической отрасли возможно только на основе оптимизации структуры отрасли, концентрации производства, создания условий для привлечения инвестиций, поэтапной интеграции России в мировой рынок металлопродукции. Российская металлургия уже сейчас достаточно глубоко интегрирована в мировой рынок, и отечественные производители в значительной степени зависят от мировой конъюнктуры. Мировая практика показывает, что именно крупные интегрированные компании играют главенствующую роль в большинстве секторов экономики развитых стран. Современные международные экономические отношения характеризуются возрастающей глобализацией, проявляющейся в ускорении интеграционных процессов, одновременном росте открытости и взаимозависимости национальных экономик, развитии информационных технологий, международных товарных и финансовых рынков. В условиях, когда происходит либерализация внешнеторговых режимов и рынки приобретают все более международный характер, при оценке последствий экономической концентрации на металлургических рынках необходимо учитывать положение компаний на мировых рынках.

Металлургическая отрасль в настоящее время выходит на новый качественный уровень своего развития после многих лет нестабильного положения, существующие металлургические заводы увеличивают и модернизируют имеющиеся мощности, существуют проекты по строительству новых заводов.


Источник: http://www.svprod.com/ru/info_guide/miscellaneous/history_industry/35/75


Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди

Печь для меди