Что мешает нам наладить производство змеиного яда?

Змеиный яд — это словосочетание вызывает не самые приятные ассоциации у человека. Понятно почему, ведь такой продукт жизнедеятельности змей чаще всего приводит к ухудшению состояния здоровья. Но это только в естественных природных условиях, если змея укусила человека. Модницы и люди, заботящиеся о своём здоровье, знают, что змеиный яд применяется во многих сферах жизни. Косметология и медицина давно взяли на вооружение этот природный компонент в создании препаратов, помогающих людям.

Какими свойствами наделено это вещество? Когда яд нам помогает? И в каких случаях его нужно остерегаться? Рассмотрим некоторые варианты применения змеиного яда.

Состав и свойства

3. я.— вязкая, бесцветная или желтоватая жидкость без запаха, с горьковатым вкусом. Реакция его слабокислая, уд. вес 1,030—1,090. В жидком виде он малостоек, легко загнивает и за 10—20 дней утрачивает токсичность и многие ферментные свойства. Хорошо высушенный яд (эксикаторная, лиофильная или вакуумная сушка) теряет более 3/4 исходного веса и превращается в беловато-желтый кристаллоподобный порошок, сохраняющий основные свойства яда в течение многих лет. Сухой 3. я. растворяется в воде, хлороформе, солевых р-рах.

Главная составная часть 3. я.— белки и пептиды, на долю которых приходится ок. 80% его сухого веса. Они являются носителями основных токсических и ферментных свойств яда. Помимо этого, в 3. я. содержатся свободные аминокислоты, нуклеотиды, производные гуанина, муцин, сахара, липиды, пигменты, неорганические соли, а также примеси из ротовой полости змеи (эпителиальные клетки, бактерии).

Многие яды и их фракции изучены по элементарному и аминокислотному составу. Установлено, что токсичность и некоторые ферментные свойства 3. я. придают дисульфидные группы. Глутатион и другие редукторы этих групп снижают на 80—90% токсичность ядов кобры, гадюки Расселла, гремучей змеи, почти полностью устраняя при этом их свертывающее действие на кровь и фосфолипазную активность последних двух ядов.

Биологически активные начала ядов разделяют на три группы: 1) высокотоксичные термостабильные полипептиды, или низкомолекулярные белки, лишенные ферментных свойств; 2) крупномолекулярные белки-ферменты, обладающие высокой токсичностью; 3) белки, обладающие различными ферментными свойствами, но лишенные выраженной токсичности. Некоторые из ферментов последней группы могут прямо или косвенно потенцировать действие основных токсинов 3. я.

Токсины первой группы, в основном относящиеся к нейротоксинам, содержатся в ядах аспидов, морских змей, некоторых тропических гремучих змей Южной Америки и в яде лишь одного представителя гадюковых — палестинской гадюки. У большинства аспидов и морских змей эти нейротоксины представлены основными полипептидами с мол. весом ок. 6000—7000, состоящими из 61 — 62 аминокислотных остатков в одной цепи с четырьмя перекрестными дисульфидными связями, у змей p. Bungarus — более крупными полипептидами (71 — 74 аминокислотных остатка с пятью дисульфидными связями), у палестинской гадюки — из 108 аминокислотных остатков с тремя дисульфидными связями. Кротоксин — наиболее мощный нейротоксин, обнаруженный в яде гремучей змеи Crotalus durissus terrificus,— представляет собой комплексное соединение фосфолипазы А2 и низкомолекулярного полипептида, в комплексе с к-рыми фосфолипаза А2 приобретает высокую нейротоксичность, утрачивая в значительной степени свои ферментные свойства.

В ядах некоторых аспидов (кобры и др.) обнаружены также полипептиды, обладающие кардиотоксическим и цитолитическим действием. К ним близок низкомолекулярный токсин тропических гремучников — кротамин. Летальное действие кардиотоксина яда кобры в 20 раз слабее, чем нейротоксина.

В ядах большинства гадюковых и гремучих змей, в т. ч. всех гадюк и щитомордников фауны СССР, низкомолекулярные нейро- и кардиотоксины не выявляются. Действующие начала ядов этих змей термолабильные и не диализирующие через полупроницаемые мембраны белки с высокой протеазной активностью, геморрагическим, некротизирующий и свертывающим кровь действием.

Состав ядов ряда австралийских аспидов и некоторых тропических гремучников более сложен; в них обнаруживаются как неферментные нейротоксины, так и мощные протеазы геморрагического и гемокоагулирующего действия.

По составу основных токсинов и по ведущим проявлениям интоксикации 3. я. могут быть подразделены на следующие основные группы: 1) с преобладанием нейро- и кардиотоксинов (яды аспидов, морских змей и некоторых тропических гремучников); 2) с преобладанием токсичных протеаз геморрагического, некротизирующего и свертывающего кровь действия (токсины гадюковых и большинства гремучих змей); 3) яды смешанного состава, содержащие как нейротоксины, так и мощные ферменты геморрагического и свертывающего кровь действия (токсины ряда австралийских аспидов и тропических гремучих змей).

3. я. богат ферментами, многие из которых уникальны по механизму и силе действия. В нем обнаружены протеазы (экзо- и эндопептидазы и др.), фосфолипазы, ацетилхолинэстеразы, гиалуронидаза, фосфатазы (фосфомоно- и диэстеразы и др.), нуклеотидазы, оксидазы, дегидрогеназы, каталазы и другие энзимы. Родственные ферменты разных ядов отличаются по механизму действия. Так, ко агул азы в одних ядах превращают фибриноген в фибрин (тромбиноподобный эффект), в других — активируют фактор X (тромбопластиноподобный эффект), в третьих — превращают протромбин в тромбин и т. д.

В змеиных ядах имеются также ингибиторы ферментных систем, в т. ч. ингибиторы тканевого дыхания (цитохромоксидазной системы, сукцинатдегидрогеназы, ферментов анаэробного гликолиза), антикоагулянты и др.

Митридат Понтийский и его универсальный антидот

Митридат VI Евпатор Понтийский (132–63 гг. до н. э.) унаследовал царство Понт на Черном море (сегодня северо-восточная область Турции) в 120 г. до н. э., после того как его отец был отравлен врагами. Считается, что мать Митридата, королева Лаодика, намеревалась отравить его, чтобы царствовать самой, поэтому в юношеском возрасте Митридат несколько лет скрывался. Сильной его страстью были яды. Он ловил ядовитых пауков, ос и змей и экспериментировал с ядами. Опасаясь своего отравления соперниками, Митридат ежедневно принимал слабые дозы мышьяка, чтобы развить иммунитет к большим дозам. По возвращении он взошел на трон и использовал яд для устранения нескольких родственников и соперников. На формирование интереса Митридата к ядам и противоядиям, возможно, повлияли работы последнего пергамского царя Аттала III. Пергам с его большой библиотекой, активным научным обществом и исцеляющим храмом Асклепия был центром медицинского обучения. В детстве до Митридата доходили слухи о том, что Аттал III отравил своих родственников и врагов и ушел из придворной жизни, посвятив себя изучению ботаники, фармакологии и металлургии. Умер он в 133 г. до н. э. — времени, близком к дате рождения Митридата [, ]. Древние историки сообщают, что Аттал выращивал токсичные растения, такие как белена, морозник, болиголов и аконит. Прославленный врач из Пергама Гален (129–199) писал, что Аттал экспериментировал с противоядиями от ядов змей, пауков и скорпионов, и дал высокую оценку его работам.

Родина Митридата Понт славилась своей необычайной флорой и фауной. Дикий мед, получаемый пчелами из нектара ядовитых рододендронов и олеандра, столь обильного на побережье Черного моря, содержал смертельные токсины. Плоть понтийских уток была ядовитой, поскольку они питались морозником кавказским и другими ядовитыми растениями. У союзников Митридата на востоке, в Армении, имелись озера с ядовитой рыбой. Эти факты, возможно, побудили его искать способы защиты от ядов. Митридат, продолжая свои токсикологические опыты, искал универсальное противоядие. В его запасах находились яды для стрел, змеиные яды, яды скорпионов из Месопотамии и Ливии, ядовитая рыба из Армении, ядовитые растения и грибы, ядовитый мед, собранный пчелами с рододендронов, и другие смертельные снадобья. В библиотеке Митридата имелись научные трактаты о ядах, он вел обширную переписку по поводу ядов и противоядий. Плиний писал: «Путем неустанных исследований и самых разных экспериментов он искал способы превратить яды в полезные лекарства» []. Митридат хранил в тайне свою работу по изготовлению универсального противоядия. Считается, что в рецепте было более 50 ингредиентов, многие из которых представляли собой дорогостоящие вещества из далеких земель [, ].

Митридат после поражения от Помпея в Третьей Митридатовой войне был вынужден совершить самоубийство (63 г. до н. э.). Он признан первым экспериментальным токсикологом, выполнявшим протонаучные эксперименты с ядами и антидотами []. Его целью было создать универсальное противоядие, чтобы сделать себя и своих друзей невосприимчивыми ко всем ядам и токсинам [].

После смерти Митридата его личная библиотека и архивы были перевезены в Рим и переведены на латинский язык Ленеем (95–25 г. до н. э.). Плиний, изучавший документы, считал, что «Митридат был более совершенным исследователем в биологии, чем любой человек до него». Впоследствии антидот Митридата — митридатий — был усовершенствован, были созданы и так называемые поливалентные антидоты. В Средние века митридатий получил широкое распространение в Европе и стал «долгожителем» среди медицинских препаратов, его можно было купить еще в XX в.

Статистика отравлений

По опубликованным ВОЗ неполным данным, ежегодное число людей, пострадавших от укусов ядовитых змей, составляет на земном шаре ок. 500 тыс., из них 30— 40 тыс. (6—8%) погибает. Более 4/5 всех случаев регистрируется в Азии, Африке и Южной Америке. Только в Индии количество пострадавших доходит до 100 тыс. чел. в год.

По мере удаления от тропиков частота и тяжесть укусов ядовитых змей снижаются. В США ежегодное число пострадавших от змеиных укусов колеблется, по данным разных авторов, от 1,2 до 3,7 на 100 000 жителей. Однако юж. и юго-зап. штаты по этим показателям приближаются к тропическим странам: 10,8—

18,8 на 100 000. В Западной Европе и в средней полосе СССР частота змеиных укусов ниже, чем в целом по США (не более 0,7 на 100 000), на Ю. Средней Азии и в Закавказье она возрастает в 2—3 раза. После внедрения современных методов лечения летальность резко снизилась: в Бразилии — с 27 до 8%, на юге Японии— с 15 до 3%, в США — с 3,05 до 0,21% и т. д. Укусы наиболее опасных змей субтропической фауны СССР (гюрзы, песчаной эфы) в прошлом давали ок. 8% летальных исходов, этот показатель снижен почти до нуля.

Степень змеиной опасности (офидизма) в каждой данной местности определяется как численностью и видовым составом ядовитых змей, так и социально-демографическими факторами (плотность населения, степень его урбанизации, особенности быта, одежды и пр.).

Степень опасности укусов различных ядовитых змей фауны СССР характеризуется следующими данными: в Таджикистане при укусах гюрзы крайне тяжелая форма отравления наблюдалась в 8,1% случаев, тяжелая — в 40,4%, средней тяжести — в 27,4%, легкая — в 24,1%; в Алтайском крае при укусах гадюки обыкновенной крайне тяжелая форма отравления не отмечалась, тяжелая — наблюдалась в 6,4% случаев, средней тяжести— в 36,2%, легкая — в 57,4%.

Яды на вооружении армии

С давних времен различные народы использовали змеиный яд для обработки стрел. Такие стрелы применялись в охоте — при этом яд безопасен, так как переваривается в здоровом желудке. Но если ядовитая стрела попадала в тело врага, это гарантировало ему болезненную смерть или неизлечимую рану. Ядовитые змеи распространены по всему Средиземноморью, а также в Африке и Азии. Согласно древнегреческим и древнеримским источникам, разные племена, включая галлов, далматинцев, даков и народы, проживавшие между реками Инд и Евфрат, имели стрелы со змеиным ядом.

Различные способы изготовления отравленных стрел записаны в греческих и латинских текстах. Змеиный яд кристаллизуется, и поэтому может оставаться неизменным на деревянных, костных и металлических наконечниках в течение значительного времени. Одно из самых страшных снадобий в древности — скификон, созданный скифами. Для его приготовления яд смешивали с бактериальными патогенами из навоза животных, человеческой крови и гнилостных остатков гадюк. Даже при поверхностной ране от обработанной скификоном стрелы токсины начинали действовать весьма быстро и обрекали жертву на мучительную смерть. Скифам было доступно несколько видов гадюк: степная (Vipera ursinii renardi

), кавказская (
V. kasnakovi
), европейская (
V. berus
) и песчаная (
V. ammodytes transcaucasiana
).

Римский историк и естествоиспытатель Клавдий Элиан (170–222) описал один из самых устрашающих ядов Индии, полученный из яда и гниющих трупов так называемой белоголовой, или пурпурной, змеи. Из подробного описания Элиана герпетологи идентифицировали пурпурную змею как редкую белоголовую гадюку (Azemiops feae

), обнаруженную в Южной Азии в конце 1880-х годов.

В Эгейском море, у берегов современной Турции, во II в. до н. э. знаменитому карфагенскому полководцу Ганнибалу предстояло сразиться на море с пергамским царем Эвменом II, войско которого было более многочисленным. Ганнибал пошел на хитрость, он приказал своим людям выйти на берег, собрать живых гадюк и поместить их в глиняные горшки. Затем, когда корабли противника приблизились к карфагенским судам, люди Ганнибала стали метать горшки. Катапультированные горшки разбивались на палубах вражеских кораблей, выпуская массы змей. Пергамские моряки пришли в ужас от нового оружия и пустились в бегство. Так Ганнибал хитроумно одолел пергамскую рать []. Это сражение можно рассматривать как пример использования биологического оружия в древности.

Патогенез и клиника отравлений

Патогенез и особенности клин, проявлений при отравлении 3. я. определяются прежде всего составом яда — преимущественным содержанием в нем нейротоксинов, нейро-кардиотоксинов или геморрагических коагулянтов. В то же время при укусах даже самых опасных змей тяжесть интоксикации варьирует. Решающее значение имеют доза и концентрация выделенного яда. Как и секреты других желез, 3. я. выделяется то в более, то в менее концентрированном виде, а количество яда, попадающего в организм жертвы, может колебаться от 0,4 до 65% его общего запаса.

Тяжесть интоксикации зависит также от возраста и состояния здоровья пострадавшего, от локализации укуса и от того, в какую ткань попал яд. Дети, особенно в возрасте до 3 лет, намного тяжелее переносят отравление, чем взрослые; укусы в голову и туловище опаснее, чем в конечности, а попадание яда непосредственно в кровеносный сосуд может вызвать гибель пострадавшего через 5—10 мин. после укуса. Внутримышечное попадание ядов гадюк и гремучих змей почти вдвое опаснее, чем подкожное, а внутримышечное попадание яда аспида дает такой же эффект, что и подкожное.

Поражения ядами преимущественно нейротоксического действия

Нейротоксическое действие вызывают яды аспидов и морских змей (в СССР — только яд среднеазиатской кобры), Нейротоксическое — яды некоторых тропических гремучников.

Яды аспидов и морских змей блокируют нервно-мышечные и межнейронные синапсы, повышают, а затем подавляют возбудимость сенсорных и хеморецепторов, угнетают кору, подкорковые и стволовые центры ц. н. с. Симптомы поражения развиваются быстро, т. к. нейро-токсины 3. я. легко поступают из тканей в кровоток. Вместе с тем эти токсины быстро выводятся из организма, появляясь в большом количестве в моче уже через 13—20 мин. после введения яда, а в последующие 16 час. они почти полностью экскретируются.

Клинически интоксикация проявляется разнообразными сенсорными расстройствами, ранним развитием нарушений координации движений и периферических параличей, расстройствами сознания (сопор, кома), а в тяжелых случаях — нарастающим угнетением дыхания вплоть до его остановки. Остановка дыхания обусловлена не только параличом дыхательной мускулатуры (курареподобный эффект), но и угнетением дыхательного центра.

Нарушения кровообращения имеют фазовый характер. В первые 15—20 мин. развивается шок, обусловленный интенсивным поступлением из тканей в кровоток гистамина, а затем угнетающим действием яда на сосудодвигательный центр. Через 1—2 часа АД нормализуется или даже возрастает выше исходного. Через 6—12 час. может проявиться кардиотоксическое действие яда: возникает аритмия, предсердно-желудочковая блокада, прогрессивно уменьшаются систолический и минутный объемы сердца, развивается кардиогенный шок, иногда отек легких. При тяжелых отравлениях нейротоксический эффект опережает кардиотоксический, и смерть наступает от паралича дыхания.

Клиника отравления ядом среднеазиатской кобры мало изучена из-за крайней редкости укусов этой змеей. Имеющиеся единичные наблюдения показывают, что она качественно не отличается от картины отравления ядом индийской кобры. Сразу же после укуса змеей у пострадавших возникает острая боль в зоне поражения, распространяющаяся на всю пораженную конечность и на другие части тела. Через несколько минут развиваются прогрессирующая общая слабость, адинамия, затем чувство онемения в конечностях, туловище и в лице, общая скованность. Нарушается координация движений, и уже через 20—30 мин. больной утрачивает способность самостоятельно передвигаться и стоять на ногах. В этот же период появляются начальные признаки коллапса (см.). Затем быстро прогрессирует парез, а в тяжелых случаях — полный паралич мускулатуры конечностей, туловища (см. Параличи, парезы), а также лица, языка, гортани и органа зрения, что ведет к афазии (см.), афонии (см.), диплопии (см.), нарушению глотания. Разнообразны нарушения чувствительности: разлитые болевые ощущения с кожной гиперестезией и парестезиями (см.) сочетаются с чувством скованности, онемения, резким ослаблением чувствительности и проприоцепции. Температура тела повышается до 38—39°, тоны сердца приглушены, возможна экстрасистолия. Самый грозный признак отравления — прогрессирующее угнетение и урежение дыхания. Угроза смерти от остановки дыхания особенно велика в первые 2—10 час. отравления. Затем прогрессируют изменения со стороны сердца: глухость тонов, снижение вольтажа зубцов ЭКГ, экстрасистолия, атриовентрикулярная блокада I—II степени. Возможны поздний кардиогенный шок и отек легких.

Локальные изменения в зоне укуса при поражениях аспидами и морскими змеями ничтожно малы: видны две точки прокола кожи зубами змеи и незначительная отечность вокруг них. Гиперемии, кровоизлияний, геморрагического отека, пузырей, лимфаденита и тромбоза вен, присущих отравлениям ядами гадюковых и гремучих змей, никогда не бывает, что имеет дифференциально-диагностическое значение.

При благоприятном течении интоксикации все неврол, расстройства через 2—5 дней подвергаются обратному развитию, но мышечная слабость, онемение и ноющие боли в конечностях, глухость тонов сердца могут сохраняться в течение нескольких недель.

При отравлениях нейротоксическими ядами тропических гремучих змей паралич дыхания не развивается, парез мускулатуры сочетается с судорожными подергиваниями, даже конвульсиями; в патогенезе и клин, картине интоксикации преобладают явления тяжелого шока.

Поражения ядами с преимущественно геморрагическим и свертывающим кровь действием

Эти поражения вызывают яды большинства гадюковых и гремучих змей, в т. ч. токсины всех гадюк и щитомордников фауны СССР.

В патогенезе интоксикации доминируют локальная деструкция тканей и отечно-геморрагическая реакция на яд, системное повышение сосудистой проницаемости, общие геморрагические явления, диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови с последующим развитием гипо- или афибриногенемии (тромбогеморрагический синдром), гиповолемия, шок, острая постгеморрагическая анемия и дистрофические изменения в паренхиматозных органах.

Местные изменения в зоне введения яда резко выражены, быстро прогрессируют и во многом определяют степень общей интоксикации. Уже в первые минуты после укуса змеи, вызывающего небольшую боль и чувство жжения, вокруг места введения яда возникают гиперемия, множественные кровоизлияния и быстро распространяющийся геморрагический отек. При тяжелых формах отравления отек и множественные пятнистые кровоизлияния захватывают всю пораженную конечность и нередко распространяются далеко на туловище. Конечность приобретает багрово-синюшную окраску, на коже могут появляться пузыри с серозно-геморрагическим содержимым, часто возникают лимфангиит, лимфаденит и тромбоз отводящих вен. Максимального развития эта реакция достигает через 8—36 час. после инокуляции яда, когда объем пораженной конечности резко увеличивается и определяется обильное геморрагическое пропитывание всех мягких тканей. Экссудат по гематокритному показателю, содержанию эритроцитов, гемоглобина и белка мало отличается от цельной крови. Т. о., в пораженной части тела происходит огромная убыль из сосудистого русла крови, что в значительной степени определяет развитие гиповолемии, шока, гипопротеинемии и анемии. Ранки на месте укуса иногда долго кровоточат; позднее здесь могут образоваться изъязвления и некрозы, появлению которых способствует неправильное оказание больным первой помощи (наложения жгута, прижигания места укуса и т. д.).

В общей картине интоксикации преобладают явления шока: слабость, головокружение, бледность кожных покровов, тошнота, рвота, иногда повторные обморочные состояния, малый и частый пульс, снижение АД. На ранних стадиях интоксикации (в течение первого часа) шок связан в основном с поступлением в кровоток гистамина и других шокогенных субстанций, а также с диссеминированным внутрисосудистым свертыванием крови (гемокоагуляционный шок), а позднее с обильной внутренней крово- и плазмопотерей и гиповолемией (постгеморрагический шок). Свертываемость крови в первые 30—90 мин. резко повышается; отмечаются отложение фибрина в капиллярах и множественные микротромбозы. Затем наступает длительная фаза гипокоагуляции с выраженной гипофибриногенемией и кровоточивостью (носовые, жел.-киш. кровотечения, гематурия, кровоизлияния в органы, оболочки мозга, серозные оболочки и т. п.). Тромбогеморрагический синдром длится 1 — 3 дня и сопровождается признаками острой постгеморрагической анемии (см.).

При более легких формах обще-токсические симптомы выражены слабо, преобладает местная отечно-геморрагическая реакция на яд. Поражения организма ядами геморрагического действия нередко осложняются образованием некротических язв в зоне укуса и гангреной пораженной конечности, что отдаляет сроки выздоровления и может привести к инвалидизации части пострадавших. В неосложненных случаях выздоровление наступает через 4—8 дней после укуса змеи.

Токсинология в Средние века

В Средневековье центр изучения ядовитых животных переместился на Восток — в Юго-Восточную и Центральную Азию. Родоначальником этого направления стал Авиценна (980–1037). Существенный вклад в изучение ядовитых животных внес его последователь — Исмаил Джурджани (1042–1136), который в шестой книге своего сочинения «Сокровище Хорезмшаха», изданной в 1110 г., первым подметил важный факт: «Змеиный яд убивает быстро потому, что вызывает в короткий срок свертывание крови в сердце», и это соответствует современным научным данным [].

Всеобъемлющий «Канон врачебной науки» Авиценны, оказавший огромное влияние на последователей, содержал ряд общих разделов, посвященных змеям, и специальные главы, описывающие отдельные виды змей []. Канон Авиценны был дополнен сочинением Маймонида (Моше бен Маймона, 1135–1204) «О ядах и защита от смертельных снадобий» []. В работе, предназначенной для неспециалистов, обсуждались средства для лечения отравленных людей или укушенных ядовитыми животными, в том числе змеями. Труд был три раза переведен на латынь в конце XIII и начале XIV в. и стал основой для таких специализированных трактатов о ядах, как, например, Sertum Papale de Venenis

(«Папская гирлянда о ядах», 1362) Уильяма из Марры. В этом сочинении автор призывает должным образом защищаться от ядов и ядовитых животных, описывает василиска, аспида, рогатую змею, дракона, гадюку и др. В целом в то время работы Авиценны и Маймонида имели огромное влияние как в теории, так и в практике лечения ядовитых укусов []. Для этого использовались разнообразные медицинские процедуры, в том числе пластыри, различные териаки, специальные диеты, лигатуры, купирование и прижигание. Кроме того, для того чтобы проводить правильное лечение, врачи должны были бы идентифицировать укусившее животное. Точно так же им было нужно распознавать у пациента специфические симптомы, которые варьировали в зависимости от того, змея какого вида его укусила.

Основы современной токсикологии заложил Парацельс (Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм, 1493–1541), доказавший, что яд — химическое вещество с определенной структурой, от которой зависит его токсичность []. В своей врачебной практике Парацельс использовал экстракты змеиных ядов, при этом описал методы экстрагирования и настоятельно рекомендовал пользоваться весами, готовя лекарственные составы. Однако Парацельс не только способствовал внедрению химических препаратов в медицину, но и повлиял на последующее развитие научного познания (недаром он считается основоположником современной науки). Последователи и противники знаменитого швейцарского врача и ученого, стремясь доказать или опровергнуть его построения, принесли существенную пользу естествознанию [].

Лечение и профилактика отравлений

При оказании первой помощи пострадавшим категорически противопоказаны перетяжки пораженной конечности жгутом, прижигания места укуса порохом, к-тами, щелочами, кипящим маслом и др., местные инъекции сильных окислителей (перманганата калия и др.). Все эти методы не только не ослабляют и не задерживают действия яда, а, напротив, значительно усиливают как общие, так и местные проявления интоксикации, способствуют возникновению ряда тяжелых осложнений (некротических язв, гангрены и др.).

Оказание первой помощи следует начинать с немедленного энергичного отсасывания содержимого ранок, позволяющего удалить, как доказано экспериментально и клинически, от 28 до 46% всего введенного в организм яда. Если ранки подсохли, их предварительно «открывают» надавливанием на складку кожи. Отсасывание можно производить ртом (попавший на неповрежденные слизистые оболочки 3. я. интоксикации не вызывает) или с помощью резиновой груши, молокоотсоса и т. д. Продолжать его следует 15—20 мин. (в первые 6 мин. удаляется ок. 3/4 всего извлекаемого яда), после чего ранки обрабатывают бриллиантовым зеленым, йодом или спиртом. При оказании первой помощи пораженную конечность иммобилизируют и пострадавшему обеспечивают полный покой в горизонтальном положении, что уменьшает отток лимфы, содержащей яд, из пораженной части тела.

Полезны обильное питье (чай, кофе, бульон). Прием алкоголя в любом виде противопоказан. Из медикаментов назначают антигистаминные средства, препараты седативного действия и влияющие на сосудистый тонус.

Важна быстрая доставка больных в ближайшее леч. учреждение, где возможна наиболее ранняя терапия иммунными моно- и поливалентными противоядными сыворотками (ПС) — антигюрза, антиэфа, антикобра и др. Лечение проводится по общим правилам серотерапии (см.). При тяжелых формах отравления доза ПС составляет от 80 до 130 мл и более, при отравлениях средней тяжести — 50—80 мл (М. Н. Султанов, 1963, и др.).

Вводят ПС внутримышечно, и лишь при крайне тяжелых отравлениях и поздней доставке больных по жизненным показаниям допустимо введение одной ее дозы внутривенно. Используют гомологичные ПС, однако ввиду сходства антигенной структуры ядов змей, принадлежащих к одному роду, допустимо и перекрестное применение ПС. Так, сыворотку антигюрза можно применять и при укусах других гадюк нашей фауны (кроме поражений ядом песчаной эфы, принадлежащей к другому роду сем. гадюковых). Лечение ПС может осложняться аллергическими реакциями — крапивницей, отеком Квинке, сывороточным энцефалитом, тяжелым анафилактическим шоком (по Кемпбеллу, 3% случаев) и др. Поэтому серотерапию, как правило, не следует применять при укусах обыкновенной и степной гадюк, щитомордников и других малоопасных змей, при которых быстрое излечение может быть достигнуто патогенетическими и симптоматическими средствами. Даже при укусах гюрзы к введению ПС прибегают не во всех случаях. Концентрированные и очищенные от балластных белков ПС более эффективны и несколько менее опасны, чем нативные. Для предупреждения и ослабления осложнений серотерапии рекомендуют одновременно с ПС вводить пострадавшим внутривенно глюкокортикоиды (гидрокортизон, преднизолон и др.), антигистаминные средства и производить гемотрансфузии.

Патогенетическая терапия зависит от вида попавшего в организм яда. При поражениях ядами геморрагически-коагуляционного действия наиболее эффективны и быстро улучшают состояние больных массивные струйные, а затем капельные переливания крови и плазмы, а также кровезаменителей. При тяжелых отравлениях в первые сутки вводят 800—1500 мл гемопрепаратов, в последующие дни — по 200—600 мл. При более легких отравлениях и при лечении детей дозы снижают в 2— 4 раза. В остальном лечение проводят по общим правилам терапии постгеморрагического шока (см.). Симптоматическая терапия включает назначение противовоспалительных средств, антибиотиков тетрациклинового ряда, антигистаминных средств, противоанемических препаратов.

Патогенетическая терапия отравлений нейротоксическими ядами аспидов (кобры) и других змей заключается в применении наряду с ПС противошоковых препаратов и в случае наступления паралича дыхания — аппаратов для искусственного дыхания. Последний метод очень важен, т. к. фармакол, стимуляторы дыхания не предупреждают и не купируют паралича дыхания, вызываемого ядом кобры.

При укусах змей всех видов необходимо профилактическое введение противостолбнячной сыворотки.

Индивидуальная профилактика укусов ядовитых змей обеспечивается защитой конечностей высокой кожаной обувью и плотной одеждой, тщательным осмотром мест стоянок или ночлега. Обычно змеи не агрессивны и кусают только в порядке самозащиты, поэтому укусам подвергаются в основном лица, пытающиеся поймать или убить змею, чаще дети и подростки. В связи с этим необходимы разъяснения опасности преследования змей; к вылову ядовитых змей не должны привлекаться неспециалисты, особенно подростки. Детские учреждения (пионерские лагеря и др.) не должны размещаться в очагах скопления змей. Герпетологи могут осуществить переселение змей из таких мест в заповедники или змеепитомники.

Первая помощь при укусе змеи

Если яд поступил в организм при укусе, для человека это может быть крайне опасно. В этом случае необходимо совершить несколько действий:

  1. Укушенному важно обеспечить покой. Главная цель состоит в том, чтобы максимально быстро доставить его к врачу.
  2. Сразу после укуса (в течение 10 минут) капли яда из раны необходимо извлечь. Сделать это можно посредством выдавливания или высасывания. Для этой цели подойдет шприц, у которого срезан носик.
  3. Обеспечение обильного питья — одно из основных требований. Пить можно любую жидкость — это и вода, и чай, и соки, — все, что окажется под рукой. Исключение — алкоголь.

Змея без яда полностью безопасна для человека.

Применение змеиного яда в медицине

3. я. используют в медицине:

1) для приготовления анатоксинов и иммунизации животных с целью получения противоядных сывороток;

2) в качестве самостоятельных леч. препаратов;

3) в качестве реактивов для лабораторной диагностики некоторых заболеваний;

4) для экспериментального моделирования ряда патол, синдромов (нейротоксических, геморрагических, диссеминированного свертывания крови и афибриногенемии и т. д.).

Применять 3. я. как леч. средство начали в 16 в.; как терапевтическое средство его пропагандировал Парацельс. Широкое практическое применение 3. я. началось в 20 в.

Яд гремучих змей применяли для лечения эпилепсии (с проблематичным эффектом). Яд кобры и его нейротоксическая фракция обладают выраженным обезболивающим, антиспастическим и противосудорожным действием; содержащиеся в нем цитолизины оказывают рассасывающее действие на грануляции и на клетки некоторых опухолей. Было показано, что ослабленный нейротоксин яда кобры ослабляет действие вируса полиомиелита и, вероятно, других нейровирусов.

Ряд препаратов из ядов гадюк, обладающих тромбопластическим действием, применяется в качестве местного кровоостанавливающего средства. Для профилактики и терапии тромбозов применяют дефибринирующий компонент яда малайского щитомордника — арвин или анкрод (Arvin, Ancrod). Это гликопротеид, отщепляющий от фибриногена пептиды А (но не В) и вызывающий неполную полимеризацию фибрин-мономеров без одновременной активации фибринстабилизирующего фактора. Эти рыхлые фибринмономерные комплексы быстро подвергаются фибринолизу с образованием большого количества белковых осколков, обладающих выраженным антикоагулянтным действием. После однократного внутривенного введения анкрода наступает резкая гипо-коагуляция, сохраняющаяся ок. 24 час., снижается вязкость крови.

Остается неизученной возможность леч. применения антикоагулянтов, содержащихся в ядах аспидов и некоторых других змей.

Яды змей широко используют в лабораторной диагностической практике, гл. обр. для распознавания различных нарушений свертываемости крови. Так, пробы с ядом гадюки Расселла (стипвеном) или гюрзы (лебетоксом) используют для дифференциальной диагностики дефицита факторов VII и X (яды содержат аналог фактора VII), а также для количественного определения фактора X и фактора 3 тромбоцитов. Протромбин определяют с помощью яда австралийской змеи тайпан или песчаной эфы. Рептилазу (препарат из яда бразильских гремучих змей) применяют для контроля за свертываемостью крови и содержанием в ней фибриногена на фоне гепаринизации (действие ее, в отличие от тромбина, гепарином не блокируется), а вместе с тромбиновым тестом — для дифференциации различных антитромбинов и т. д.

3. я. служит источником получения ряда ферментов, используемых для изучения структуры и функции биол, систем, для получения биологически активных веществ (брадикинина и др.) и иных целей.

Как собирают яд

Змеиный яд

Наука до сих пор не придумала способ синтезировать змеиный яд, поэтому обладательниц ядовитых желез по-прежнему «доят» вручную. Яд забирают и у змей, содержащихся в змеепитомниках и серпентариях, и у тех, кто обитает в естественных условиях.

Последних отлавливают змееловы, после забора яда пресмыкающихся возвращают на волю. Доить каждую змею можно не чаще 1 раза в месяц. Количество добытой эмульсии зависит от таких факторов, как вид змеи, возраст, размер, сезон и условия содержания.

Показания и противопоказания к применению

Эпилепсия

Яды змей входят в состав лекарств для наружного и внутреннего применения. Показания к их использованию следующие:

  • кровотечения;
  • болевой синдром различной интенсивности;
  • раны;
  • опухолевые заболевания;
  • воспаления суставов и мышц;
  • спазмы сосудов сердечной мышцы;
  • бронхиальная астма;
  • эпилепсия (препараты используются в ряде стран);
  • нарушения обменных процессов.

Яд в лечебных целях всегда применяется в обработанном состоянии из-за своих отравляющих свойств.

Яд змеи запрещается при таких противопоказаниях:

  • хронические болезни почек;
  • хронические болезни печени;
  • сердечная недостаточность;
  • повышенная свёртываемость крови (противопоказание для ряда препаратов);
  • туберкулёз;
  • беременность;
  • грудное вскармливание;
  • аллергическая реакция.

Все противопоказания связаны с присутствием сильных токсинов в лекарствах, содержащих яд змей.

Из чего состоит яд гадюки

Яд гадюки представляет собой густой водный раствор, который содержит сложную смесь токсичных белков. С точки зрения эволюции это опасное оружие, многократно повышающее шансы животного на выживание. Для гадюки обыкновенной не обязательно быть физически сильной, чтобы обеспечить свою безопасность: она может защититься с помощью одного укуса.

Змеиный токсин — это комплекс биологически активных компонентов. Наиболее важные из них:

  • протеазы — ферменты, разрушающие пептидные связи между аминокислотами внутри молекулы белка;
  • пептид-гидролазы — ферменты, ускоряющие процесс расщепления пептидных связей;
  • гиалуронидазы — компоненты, расщепляющие кислые мукополисахариды;
  • фосфолипазы — компоненты, которые катализируют процесс гидролиза фосфолипидов.

Химический состав и уровень токсичности яда гадюки могут зависеть от возраста змеи, среды ее обитания и других факторов.

Лечение укуса кобры

Лечение после укуса кобры должно проводиться в условиях медицинского учреждения. При этом важно, чтобы:

  1. Пациенту ввели не менее 10 флаконов антидота. В качестве противоядия выступает сыворотка Тайгер Снейк. Она эффективна для выведения всех составляющих яда королевской и других видов кобр.
  2. Обеспечивалось внутривенное введение раствора Рингера со скоростью не менее 250 мл в течение 60 минут.
  3. Нейтрализация яда в медицинском учреждении осуществлялась без перерывов. Для небольших ран используется от четырех до шести ампул сыворотки. Для более глубоких и сложных используют не менее восьми, а иногда до 20 единиц противоядия от укуса королевской кобры.

Необходимо постоянно контролировать состояние крови и урины во время лечения. При этом пострадавший должен находиться в условиях стационара не менее 24 часов после стабилизации симптомов. Чем раньше ему будет оказана врачебная помощь, тем менее выраженными окажутся осложнения.

Симптомы укуса кобры

Клинические признаки отравления развиваются быстро. На начальной стадии возникает чрезмерное возбуждение, которое сменяется апатией и сонливостью. Может появиться затрудненное дыхание, одышка и сильная тошнота.

Нередко после укуса кобры появляются:

  • рвотные позывы и рвота;
  • эпизоды головокружения и обмороков;
  • ухудшение зрения;
  • судороги ног и рук;
  • паралич области горла и глотки.

После укуса кобры имеет место онемение губ. Нарушаются речевые функции. Становятся заметными отеки в области век и усиление слюноотделения. Далее после укуса ядовитой кобры проявляются такие симптомы, как:

  • недержание каловых масс;
  • быстрое уменьшение показателей артериального давления;
  • нарушения сердечного ритма.

Негативно это сказывается на состоянии беременных женщин. Яд проникает в кровь, отравляя будущего ребенка. Избежать критических последствий поможет своевременное и полноценное лечение.

В каких случаях гадюка нападает

Гадюка редко нападает первой: при приближении человека она пытается спрятаться или уползти. Более того, для воспроизводства яда ей требуется много энергии, поэтому лишний раз тратить его змея не будет. Но на сильной жаре ее активность снижается: гадюка становится малоподвижной и выползает на солнце, где на нее можно случайно наступить. Такой укус будет защитной, а не агрессивной реакцией.

При встрече со змеей не рекомендуется совершать резкие движения, пытаться взять ее за хвост. Она может воспринять эти действия как угрозу, и напасть в ответ. Лучше отойти в сторону и подождать, пока змея уползет.

Основные лекарственные средства

Змеиный яд используется в фармакологии всех стран при производстве многих лекарственных препаратов. Лечебные составы с ядом можно разделить на 2 большие группы.

Средства для инъекций

Лекарства вводят подкожно или в мышцу для снятия болевого синдрома, судорог, воспалений и спазмов.

  • Випраксин – раствор на водной основе (0,06%) сухого яда обыкновенной гадюки. Используется для снятия боли и воспаления при невралгиях, полиартритах, миозитах. Активирует работу иммунной системы.
  • Кобротоксин – вещество на основе яда кобры. Назначается при лечении невралгии, спазмов сердечных сосудов, болезнях ЦНС и тяжёлых эпилептических припадках, является обезболивающим для лиц с онкологическими заболеваниями.
  • Випералгин – яд гадюки обыкновенной в стерильном растворе. Обезболивающее средство при сильных и особо сильных болях, включая онкологические. Также применяется для снятия спазмов при бронхиальной астме, когда иные средства неэффективны.
  • Эпилептозид – состав из яда гремучей змеи. Применяется при легкой форме эпилепсии, мигренях, нарушениях сознания, хорее и вегетативной дистонии.

Змеиный яд легко распадается при неправильном хранении лекарства и теряет свои лечебные свойства. Отпускаются препараты рецептурно.

Назначаются препараты для снятия суставных и мышечных болей, сопровождающихся воспалением.

  • Випросал – мазь, содержащая яд гюрзы. Дополнительные лекарственные компоненты – камфара, салициловая кислота.
  • Випросал В – содержит яд гадюки, остальной состав такой же, как и у предыдущей мази.
  • Випракутан – включает в состав яд разных змей, салициловую кислоту и метиловый спирт.
  • Випратокс – линимент с ядом нескольких видов змей.
  • Виплетокс – содержит яд гюрзы.
  • Випразид – содержит яд песчаной гадюки.

Мази отпускаются безрецептурно, но самостоятельно назначать их себе не следует.

Народные средства с змеиным ядом

Можно приготовить лекарства с водным раствором яда (випраксином) для домашней терапии.

При значительных болях в суставах и мышцах рекомендуется 2 капли раствора яда смешать с 3 перекрученными при помощи мсорубки лимонами, 1 измельчённой головкой чеснока и 1 стаканом кипячёной холодной воды. Затем лекарство настаивается в темноте н протяжении ночи. Принимают по ½ чайной ложки натощак.

Снять мегренозные головные боли помогает состав с яблочным уксусом и випраксином. Для этого 3 капли водного раствора яда соединяют с 3 чайными ложками уксуса. Состав наносят на махровую салфетку и прикладывают её ко лбу.

Становление токсинологии

Современные научные представления о ядовитых змеях и их ядах начали формироваться сравнительно недавно благодаря двум итальянским ученым, работавшим в Пизе в XVII и XVIII вв. Врач, биолог, лингвист и поэт Франческо Реди (1626–1697) опубликовал в 1664 г. трактат о ядовитых змеях Osservazioni intorno alle vipere

[]. Он установил, что источник ядовитости — не желчь змеи, а яд, выделяющийся при укусе из зубов. В доказательство Реди и его ученик в присутствии других ученых проглотили желчь гадюк (правда, даже если бы они проглотили змеиный яд, то все равно остались бы живы, поскольку при отсутствии порезов и ранок во рту и желудочно-кишечном тракте проглоченный яд безопасен). Реди считается одним из основоположников токсинологии как науки. В 1967 г. Международное общество токсинологии установило премию имени Ф. Реди для ученых, сделавших вклад в токсинологию. Премия присуждается на каждом всемирном конгрессе и считается высшей наградой общества. К настоящему времени лауреатами премии Реди стали более 20 ученых.

Портрет Франческо Реди (1626–1697) и фронтиспис его книги («Природа» №3, 2018)

Портрет Франческо Реди (1626–1697) и фронтиспис его книги

Физик, натуралист и химик Феличе Фонтана (1730–1805) открыл ядовитые железы у змей и первым получил змеиный яд в чистом виде, который использовал для различных экспериментов с животными. В довершение всего он пробовал змеиные яды на вкус, установив, что они безвкусны, не вызывают жжения во рту и отека языка. Важно, что Реди и Фонтана открыли новую эру в изучении змей вообще и их яда в частности.

Первым научным трудом по герпетологии была диссертация венского врача Лауренти, опубликованная в 1784 г. []. Книга вышла на латинском языке и стала первой систематизацией земноводных и пресмыкающихся. В ней содержится описание 242 видов из 30 родов земноводных и пресмыкающихся Старого и Нового Света, а также изложены опыты с ядами, которые подробно протоколировались. Ядовитым животным давали кусать подопытных животных, ядовитые секреты вводились в кровь или наносились на кожу. В книге также описываются опыты по поиску противоядий. В целом исследования были передовыми для своего времени, а предложенная систематика остается актуальной и по сей день.

Спустя 100 лет, в 1898–1905 гг., французские ученые Альберт Кальметт (1863–1933) и Цезарь Физали (1852–1906) получили из крови животных противозмеиные сыворотки, спасшие жизнь сотням тысяч людей, укушенных змеями. Кальметт обнаружил, что, если животным ввести яд в малых дозах, их сыворотка крови становится сильным противоядием []. С этого времени началось реальное использование змеиного яда — сначала только для производства антисывороток, но затем ассортимент препаратов расширился. Ученые обратили внимание на то, что у пациентов с эпилепсией припадки прекращались после укуса гремучей змеи. А в 1934 г. было обнаружено, что яд кобры в малых дозах обладает сильной анальгетической активностью — во много раз большей, чем морфин, при этом яд не вызывает привыкания. Яды стали включать в состав препаратов против астмы, гипертонии и даже проказы. До настоящего времени во многих странах производятся мази и кремы (Cobroxin

,
Cobratoxan
, випросал и др.), основанные на ядах.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: